Истина и заблуждение.

Людей всегда интересовал вопрос о том, что такое истина и каковы пути преодоления заблуждений, которые также встречаются на пути познания. Заблуждение — это знание, не соответствующее своему предмету, не совпадающее с ним. В основе заблуждения лежит неразвитость, ограниченность и ущербность как самого познания, так и практической деятельности, являющейся фундаментом познания. Заблуждение является искаженным отражением действительности, оно затрудняет наше познание, но является неизбежным моментом познания. Таким заблуждением человечества долгое время было представление о том, что Солнце вращается вокруг Земли, пока Николай Коперник, Джордано Бруно и Галилео Галилей не доказали обратное. Грандиозным заблуждением была алхимия, представление о том, что с помощью “философского камня” можно превращать одни вещества в другие, в частности, получать золото. В форме этого заблуждения и его преодоления складывалась химия как наука о превращениях вещества.

Заблуждения следует отличать от лжи — преднамеренного искажения истины, которое преследует определенные корыстные цели. Очень близки к понятию лжи понятия дезинформации, ошибки. Если заблуждения рано или поздно преодолеваются ходом человеческого познания (иногда даже превращаются в истинные знания), то ложь как передача заведомо неистинной информации более опасна и может быть более живучей, т.к. имеются силы, заинтересованные в такой искаженной информации.

В отличие от заблуждения и лжи истина — это соответствие человеческих знаний действительности, совпадение человеческой мысли с объектом. При этом необходимо учитывать, что истина — не сами объекты действительности, а только знание о них, адекватное объектам. Именно в этом смысле можно говорить об объективности истины, конечной обусловленности наших знаний реальной действительностью, общественно-исторической практикой. Истина — это всегда процесс, а не моментальное, одноразовое постижение объекта в полном его объеме. Например, истиной является утверждение о шарообразности Земли, ибо это подтверждается фактом лунного затмения, при котором тень Земли имеет форму круга.

При характеристике истины используются категории абсолютной и относительной истины. Абсолютная истина — это несомненное, неизменное, раз и навсегда установленное знание. Под абсолютной истиной многие философы также понимают образец и предел, к которому стремится наше знание. Таким образом, можно говорить об абсолютной истине в узком смысле слова — знании, которое не опровергается при дальнейшем развитии человеческого познания действительности, и в широком смысле слова — никогда не достигаемом пределе нашего познания, исчерпывающем знании всего мира. Относительная истина — это в общем правильное, но неполное, ограниченное знание. В силу бесконечности и изменчивости окружающего нас мира и зависимости познания от исторических условий на каждом этапе познания мы имеем неполные, незавершенные истины. Старые истины постоянно сменяются новыми либо отвергаются и становятся заблуждениями (к примеру, идеи о существовании теплорода, флогистона, эфира). Абсолютная истина как целостный фрагмент знания складывается из суммы относительных не путем их механического соединения, а в процессе творческого познания, когда из старой теории сохраняются крупицы абсолютной истины (например, при замене классической механики квантовой).

В понимании соотношения абсолютного и относительного моментов в истине существует две крайности: преувеличение роли абсолютных (“вечных”) истин, ведущее к догматизму, и раздувание момента относительности истины, ведущее к релятивизму. Лишь диалектическое понимание соотношения абсолютного и относительного в познании предохраняет от этих крайностей. На важность учета конкретных условий места, времени и других обстоятельств при оценке истинности того или иного положения указывал Гегель, который подчеркивал, что абстрактной истины нет, истина всегда конкретна.

Для того чтобы отличить истину от заблуждения, мы прибегаем к различным способам проверки истины (критериям). В истории философии высказывались различные точки зрения. Философы-эмпирики считали, что человечество овладевает истинными знаниями, отдавая предпочтение чувственному опыту. Философы-рационалисты, напротив, считали, что рациональное, логическое познание дает нам истинную картину мира, а чувственные данные чаще вводят нас в заблуждение. В качестве таких логических критериев предлагались ясность и отчетливость истинных знаний (Декарт), общезначимость (махизм), то, что является выгодным, полезным для человека (прагматизм), соглашение между людьми насчет того, что следует считать истиной (конвенционализм) и др. В каждом из таких подходов есть рациональные, приемлемые идеи. Тем не менее ни одна из этих концепций не дает удовлетворительного решения проблемы критерия истины. Наиболее адекватным следует считать признание решающей роли практики как критерия истины. Как уже говорилось, практика — это многообразные формы материальной деятельности, в которых реализует себя человек. И когда наши знания реализуются на практике, будь то техническое усовершенствование, научное открытие, гипотеза, получившая подтверждение в эксперименте, это означает, что истина прошла решающую проверку. При этом не следует пренебрегать логическими критериями (законами формальной и диалектической логики), помня, что решающее слово за практикой.